Маршрут по окраинам: необычные достопримечательности

Город, 17 ноября 2015, 16:50
0 1058
Маршрут по окраинам: необычные достопримечательности

Маршрут по окраинам: необычные достопримечательности

Лучшие места в спальных районах, которые обязательно стоит посетить.

1. Купчино: парк Интернационалистов
Бывшая деревня к югу от Петербурга, бывший совхоз имени Тельмана, бывшая линия обороны Ленинграда. Все это теперь в прошлом. С 1964 года Купчино — образцовый в своей серости спальный район города, приобретший недобрую славу в восьмидесятые-девяностые и велодорожки с публичным wi-fi в нулевые-десятые. Теперь здесь появляется метро, зеленеют площади, исчезает мусор и добреют местные жители.

Главная достопримечательность района — это парк Интернационалистов. Его совсем недавно предлагали превратить в Зоопарк, но, к счастью, обошлось, ведь более удобного места для прогулок и посиделок с друзьями в районе не придумаешь. Но парк Интернационалистов — это не только лужайки, деревья и аккуратные пруды, но и два замечательных памятника, посвященных героям войн и конфликтов новейшего времени.

Первым установили памятник воинам-интернационалистам, побывавшим в Афганистане. На фоне глыб-крыльев двое солдат пытаются идти вперед, но один совсем выбился из сил, а второй смертельно ранен. Впереди них стоит женщина в платке — мать, не дождавшаяся своего сына.

Второй памятник посвящен бойцам специальных подразделений — от ГРУ и ФСО до ФСИН. Четверо военных в особой экипировке стоят на обломках брони. Один из них держит ребенка.
Место: проспект Славы

2. Юго-Запад: метро как в Москве
Юго-запад Петербурга напоминает юго-запад Москвы: те же бесконечные ряды типовых домов вдали от метро, та же смесь сталинского пафоса и хрущевской простоты (которая, как известно, хуже воровства) в архитектуре. Те же мрачные парки и темные подворотни. Под стать району и метро. Здесь расположены единственные в Петербурге станции низкого заложения: то есть с лестницами без эскалаторов. «Проспект Ветеранов» и «Ленинский Проспект» вовсе один в один напоминают московские «сороконожки»: типовой проект, однообразные колонны, два выхода, без вестибюля.

Другое дело — «Автово». Она была построена одной из первых и несет на себе следы былой роскоши метрополитена сталинской эпохи. Большая часть ее колонн сделана из мрамора. Но главное чудо — это, конечно, стеклянные колонны, украшенные причудливыми узорами. Для того, чтобы хрупкий материал продержался как можно дольше, стекло укрепили специальными металлическими пластинами. Создатели станции даже хотели провести под стеклом иллюминацию, но как раз в 1955 году началась борьба с архитектурными излишествами, и проект был заморожен навсегда.

Неподалеку от «Автово» находится еще одна занятная достопримечательность петербургской подземки: остатки единственной открытой наземной станции «Дачное». Ее построили в 1960-е, как временную (пока не откроют «Проспект Ветеранов» и «Ленинский проспект»), и она отслужила верой и правдой городу 11 лет. Потом ее закрыли, снесли кассовый зал и убрали пути. В оставшейся части постройки теперь находится МРЭО ГИБДД.
Место: проспект Стачек

3. Полюстрово: Кондратьевский жилмассив
Известно, что первые жилые районы в советском Ленинграде построили на улицах Тракторной (Кировский завод) и Ткачей (около проспекта Обуховской обороны). Это были небольшие двухэтажные здания, выполненные в стилистике строгого конструктивизма и коллективизма.

Апофеозом же раннесоветского жилищного строительства стал Кондратьевский жилмассив в районе Поллюстрово. Раньше тут находился дачный поселок, выстроенный вокруг курорта со знаменитыми лечебными водами, сгоревшего еще за полвека до революции.

Безбородкинский проспект стали застраивать каменными жилыми домами еще до революции. Но капитальное строительство началось в тридцатые годы. В 1931 году тут был построен Кондратьевский жилмассив: дюжина корпусов, по 60 квартир в каждом.

Сейчас это выглядит дико: в домах поначалу не было ванных комнат — предполагалось, что советский рабочий будет ходить в баню — а кухни уступали даже хрущевским — считалось, что советский рабочий будет есть в столовой.

Зато в остальном они были безупречны. Ничего лишнего, суровый камень, строгие ряды небольших окон — апофеоз советского конструктивизма в архитектуре. Следующие жилые кварталы уже строили в стилистике сталинского ампира.

По соседству с Кондратьевским жилмассивом построили и самый большой на тот момент кинотеатр в городе: «Гигант» на полсотни мест, его еще называли Дворцом кино. Так начал складываться ансамбль будущей площади Калинина, но достраивали ее уже после войны.
Место: Кондратьевский проспект, 40

4. Проспект Просвещения: остатки Немецкой колонии
Район проспекта Просвещения и Гражданского стали застраивать типовыми домами только в 1960-е годы. А до того тут, как в Купчино, были деревни и поселки, некоторые из которых берут свое начало от немецких поселений, появившихся под Петербургом в XIX веке. Рядом с Суздальскими озерами, в Ново-Парголовской колонии, находилось одно из богатейших хозяйств. Трудолюбивые и педантичные, строгие и сохранявшие традиционный образ жизни, прослыли хорошими крестьянами (картофель из Парголово был популярен на столичных рынках) и торговцами. Более того, немецкая колония сохранилась и после революции, превратившись в Совхоз имени Карла Либкнехта, и он опять же был одним из лучших.

Благополучная история немецкой колонии, пережившей антигерманские настроения 1914 года и тяжелые годы после революции, была прервана только Великой отечественной войной. Всех немцев и финнов (те тоже стали селиться в 1870-е на землях у Суздальских озер) мигом выселили в Сибирь, в домиках поселились другие люди.

Постепенно строения колонистов стали сносить, а с началом массовой застройки этих районов в 1970-е годы остатки колонии стерли с лица земли. Единственным живым напоминанием о ней служит вот это здание школы на Варваринской улице: аккуратное, строгое и крепкое, как и все немецкое.
Место: Варваринская улица, 23

5. Место гибели Льва Мациевича
Именно отсюда ведет отсчет история авиакатастроф в России и, одновременно, современная история парашютизма.

Морской офицер Лев Мациевич был одним из самых талантливых авиаторов в России начала XX века. К примеру, именно он предложил катапульту и тормозные тросы на кораблях, которые впоследствии установили на авианосцах.

В 1910 году, после обучения у знаменитого Анри Фармана, он вернулся в Россию и практически сразу начал участвовать в массовых авиашоу, которые происходили на Комендантском аэродроме при большом стечении публики.

24 сентября (7 октября) 1910 года он как всегда совершает показательные полеты, возит высокопоставленных чиновников (в том числе и премьера Столыпина). В какой-то момент он решил испытать свой «Фарман» на прочность и попробовал набрать максимальную возможную высоту. Самолет не выдержал и развалился в воздухе. Мациевич выпал с 300-метровой высоты, шансов выжить у него не было. Он стал первой жертвой первой авиакатастрофы в России.

Именно под впечатлением от гибели летчика конструктор Котельников придумал первый в мире ранцевый парашют, который впоследствии спас немало жизней авиаторам.

На месте Комендантского Аэродрома в конце 1970 — начале 1980 годов вырос целый квартал, где почти всем улицам даны имена знаменитых деятелей авиации.

В честь Льва Мациевича назвали площадь, от которой отходит аллея Котельникова. А место гибели прославленного летчика расположено южнее: на Аэродромной улице. Памятный знак там установили еще в 1910 году, его до сих пор можно увидеть, пройдя вглубь двора.
Место: квартал между домами 5 и 7 по Аэродромной улице, во дворе

6. Сосновка: гидробашня Политеха
Район Сосновки до 1960-х годов был известен тремя вещами: знаменитой фермой, построенной Бенуа (ныне находящейся в полуразрушенном состоянии посреди одноименного сквера); аэродромом, с которого советские летчики взлетали во время Блокады (ныне на его месте расположен парк Сосновка с кладбищем и памятниками) и Политехническим институтом (теперь университетом).

Самое необычное сооружение на его территории — это, конечно, легендарная Гидробашня. Сперва водоснабжение вуза осуществлялось при помощи деревянной башенки, но уже в 1905 году ее заменили каменной по проекту Эрнеста Вирриха и Иосифа Падлевского.

У постройки довольно причудливая форма. Основная ее часть напоминает средневековые европейские крепостные башни. А островерхое завершение напоминает парковую беседку с восточными мотивами.

Высота гидробашни — всего 46 метров. Кроме того, рядом с башней построили и небольшое служебное помещение, которое стало лабораторией для исследований в области гидромашиностроения: например, тут до 1941 года работал известный специалист Вознесенский.

Во время войны в гидробашне разместился пункт противовоздушной обороны, после 1944 года она вновь использоваться по назначению, но уже через девять лет ее закрыли за ненадобностью. При этом сносить сооружение не стали, оно было отличной высотной доминантой для вуза, а в 2003 — 2005 годах башню полностью отреставрировали.
Место: Политехническая улица, 29Г

7. Веселый Поселок: Дача Чернова
Район Веселого Поселка до 1970-х годов состоял сплошь из деревень, заводов и ремесленных мастерских. Но уже в 1930-е годы сюда проложили знаменитый Володарский мост (украшенный фермами, ныне снятыми и оставленными гнить в Новосаратовке), а еще раньше, в конце 1880-х годов, генерал Чернов купил себе участок земли неподалеку от будущей переправы. Здесь был разбит английский парк, а заодно выстроена дача авторства архитектора фон Гогена в псевдорусском стиле. Местами это здание напоминает небольшой европейский охотничий замок.

В 1943 году здание усадьбы передали Министерству связи, в его ведении оно находится по сей день. Известным оно стало в послевоенную эпоху, когда тут разместили так называемую «глушилку», которая мешала слушать местным жителям «западные голоса». В нулевые годы дом стал постепенно разрушаться, с 2007 года его реставрируют.
Место: Октябрьская набережная, 72
Теги: admin

Комментарии (0) Вконтакте (0)

Нет комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.